Siberian Mining

The Autonomous Industrial Colony "Kuzbass" | Автономная Промышленная Колония "Кузбасс"


English | Russian Английский | Русский

Development:
Siberian Mining | Mining in the West | Agriculture in Siberia | Agriculture in the West | Trans-Siberian Railroad | Western Transportation | Siberian Cities | Western Cities | The Autonomous Industrial Colony “Kuzbass”


 

As Bolshevik power spread to Siberia in the early 1920s following the end of the Russian Civil War (1918-21), a unique colony of workers took shape near the city of Kemerovo. Spurred by idealism and the goal of building socialism after the triumph of the 1917 October Revolution, foreign laborers signed up to work in the factories and coal mines of the Kuznetsk Basin (Kuzbass). Eager to tap their expertise, the Soviet government granted these foreigners a concession to exploit raw materials in this region of south central Siberia in 1921. The result was the establishment of the Autonomous Industrial Colony "Kuzbass."

In the West, the chief proponents of this plan were Sebald Rutgers, a Dutch communist, William "Big Bill" Haywood, an American leader of the International Workers of the World (IWW), and Herbert Calvert, an engineer and former superintendent of a Ford automobile plant in Detroit. These men formed an agency known as the Organization Group of American Workers, which had a "Kuzbass Bureau" in New York City, to recruit volunteers to come to the Soviet Union. Those who signed up served in various enterprises and factories near Kemerovo, as well as in lesser industries in Tomsk and Nadezhdensk (north of Sverdlovsk). All recruits paid their own transportation and living expenses to the border of the Union of Soviet Socialist Republics (USSR), from which point the Soviet authorities provided assistance.

As had been the case in other chapters of Siberian history, the men arriving in the Kuzbass found that conditions were not quite as advertised. Early colonists came in the spring and summer of 1922 and encountered substandard housing and work facilities. Moreover, the promises of an egalitarian sharing of production surpluses as well as a more democratic order than was typical elsewhere in the Soviet Union proved illusory and short-lived. Perhaps as a result, the number of foreign colonists never amounted to more than four hundred persons at any one time, far short of the organizers’ initial goals of several thousand volunteers. Nevertheless, many of the foreign colonists performed valuable work in the Kuzbass, in particular by increasing coal production for the steam locomotives along the Trans-Siberian Railroad. Although local industry grew with help from this colony of foreign workers, economic output never reached initial expectations. By 1926 only a handful of colonists remained and a Soviet administrator had replaced Rutgers as head of the colony. Contingents of forced laborers in the Gulag soon replaced rosy idealists as a mainstay of the labor force in the Soviet state.

Kuzbass. A Bulletin.

Kuzbas. A Bulletin.
New York, August 30, 1923

English-language newspaper of the Organization Group of American Workers covered news from the Kuzbass. Positive and optimistic, the stories and photographs failed to capture many of the inherent problems of the colony.

Кузбасс. Сводка.
Нью Йорк, 30 августа 1923 г
.

Газета Организационной группы американских рабочих сообщала новости из Кузбасса. Положительно настроенные и оптимистичные статьи и фотографии не смогли ухватить проблем, присущих колонии.


Zhivko Baiskich's family

Zhivko Baiskich's family - wife Liubov Eliseevna and daughter Galina,
Prokop'evsk, 1926

Zhivko Baiskich, an idealistic American worker, moved to the Kuzbass in the 1920s. Baiskich emigrated to the United States from Austria-Hungary in 1910, lived in Chicago for several years, and became a member of the Socialist Party of America. He later joined the Communist Party of the Soviet Union and remained in the Kuzbass long after other foreign workers had left.

Живко Байскич с семьей - женой Любовью Елисеевной и дочерью Галиной. Прокопьевск, 1926 г.

Живко Байскич, американский рабочий идеалист, приехал в Кузбасс в 1920–х годах. Байскич эмигрировал в Соединенные Штаты из Австро–Венгрии в 1910 году, в течение нескольких лет жил в Чикаго, и стал членом Социалистической партии Америки. Позднее он вступил в Коммунистическую партию Советского Союза и остался на Кузбассе на долгое время, после того, как другие иностранные рабочие уехали.


Kuzbass postcard. View of a Coke-Chemical Complex.

The Kuzbass was a large coal-producing region that served the needs of the Trans-Siberian Railroad, among other enterprises.

Почтовая открытка. Коксово–химический комплекс.

Кузбасс был большой областью по производству угля, которая, кроме прочих предприятий, обслуживала нужды транссибирской железной дороги.


Развитие:
Горное Дело в Сибири | Горное Дело на Западе | Сельское Хозяйство в Сибири | Сельское Хозяйство на Западе | Транссибирская Магистраль| Транспорт на Западе | Сибирские Города | Города Американского Запада | Автономная Промышленная Колония «Кузбасс»


 

В начале 1920–х годов, после окончания гражданской войны (1918–21), когда власть большевиков распространилась в Сибири, возле города Кемерово возникла своеобразная колония рабочих. Охваченные идеализмом и целью построения социализма после триумфа Октябрьской революции, иностранные рабочие подавали заявки на работу в угольных шахтах Кузнецкого Бассейна (Кузбасс). Желая воспользоваться их опытом, советское правительство дало им концессию на использование сырья в этой области на юге центральной Сибири. В результате была основана автономная промышленная колония "Кузбасс".

На Западе, главными сторонниками этого плана были Себальд Рутгерс, голландский коммунист, Уильям Хейвуд ("Большой Билл"), американский лидер организации Международные рабочие мира (МРМ), и Герберт Калверт, инженер и бывший начальник автомобильного завода компании "Форд" в Детройте. Эти люди создали агенство, известное как Организационная группа американских рабочих, у которой в Нью Йорке было "Кузбасское бюро" для набора добровольцев на работу в Советском Союзе. Те, кто записались туда, работали на различных предприятиях и фабриках возле Кемерово, а также и на малых предприятиях в Томске и Надежденске (к северу от Свердловска). Все добровольцы сами оплачивали дорогу и другие расходы до границы с Союзом Советских Социалистических Республик (СССР), после чего советские власти оказывали им материальную помощь.

Как это уже случалось в других эпизодах сибирской истории, те, кто прибыли в Кузбасс увидели, что условия здесь были не такими, как им рекламировали. Ранние колонисты, прибывшие туда весной и летом 1922 года, столкнулись с плохими условиями как с жильем, так и на рабочих местах. Кроме того, обещания равного раздела избытков производства и более демократичного порядка, чем в других местах, оказались иллюзорными и временными. Возможно в результате этого, количество иностранных колонистов так и не превысило более четырехсот человек в какой–либо отдельный промежуток времени, что было гораздо меньше, чем несколько тысяч, первоначально запланированных организаторами этого предприятия. Тем не менее, многие иностранные колонисты внесли большой вклад в работу на Кузбассе, особенно в области увеличения производства угля для паровых локомотивов, совершавших переезды по транссибирской железной дороге. Хотя местная промышленность росла с помощью этой колонии иностранных рабочих, экономическое производство так и не достигло первоначальных ожиданий. К 1926 году только несколько колонистов остались на Кузбассе, и советский администратор назначил Рутгерса начальником колонии. Вскоре контингент рабочих из числа заключенных Гулага, основная рабочая сила в Советской стране, пришел на смену идеалистам.


Frontiers | Introduction | Exploration | Colonization | Development | Alaska | National Identity | Mutual Perceptions

Границы | Введение | Исследование | Колонизация | Развитие | Аляска | Национальное Самосознание | Взаимное Восприятие