Russian Discovery

Report of Gvozdev to Spanberg, April 20, 1743 | Рапорт Гвоздева Шпанбергу. 20 апреля 1743 г.


Report of Gvozdev to Spanberg, April 20, 1743
USSR Ministry of the Marine Archive.

Рапорт Гвоздева Шпанбергу. 20 апреля 1743 г.
Архив Министерства военно-морского флота СССР


The following report of Gvozdev's expedition to Martin Shpanberg, a colleague of Bering's and Chirikov's, describes the departure of Gvozdev's ship, the St. Gabriel, from Kamchatka, its arrival at the Chukotskii Peninsula and Diomede Islands, and the subsequent approach to the shore of Cape Prince Wales and King Island at the end of August 1732. Of particular interest are the types of questions put by the Russian explorers to the native Alaskans concerning the inhabitants of the "Big Land," its forests, and the presence of deer, fox, and beaver.

Промемория из канцелярии Охотского порта, предписывающая M.П. Шпанбергу докладывать о своих путешествиях и открытиях на берегах Северо-Западной Америки в Иркутскую провинциальную канцелярию, и о целесообразности включения в состав экспедиции геодезиста

М.С. Гвоздева.
Апреля 20, 1743 года. (с. 266)

Ис канцелярии Охоцкого порта, высокоблагородному господину морскаго флота капитану Шпанберху.

В прошлом 1741-м году апреля 8 дня ссылной Илья Скурихин в канцелярии Охоцкого порта объявил: В прошлом де 1732-м году был он, Скурихин, на боте "Гавриле" с камчацкого устья на Анадырской стороне подле земли. И противу де устья реки Анадыра были они у земли называемой Болшей. На которой земле видели с судна жилья юрт, а в тех юртах живуть люди. На той же де земле видели лесу лиственичного и елового, и аленей многое число. И из оного жилья выезъжал к ним на пызырях один человек, которого звали они к себе на судно. Точну де он к ним не пошел, а на том де боте был командиром геодезист Михайло Гвоздев. А были де они с Камчатки, до помянутой земли в пути на "Гавриле" боте недели с три, аже подълинно сказать не упомнит, да видели же де они и другие малые острова в море, на которых живут люди же, токмо де и к тем островам они сами не были.

А по справке в канцелярии Охоцкого порта в прошлом [1]733-м году декабря 23 дня с Камчатки от помянутого геодезиста Гвоздева в присланном репорте написано: "Июля де 23 дня [1]732 году отправились они Гвоздев да подштурман Иван Федоров обще с матрозы с мореходом и со служилыми на боте "Гавриле" с устья с Камчатки реки в морской тракт, а во оной де морской тракт взят был для разговоров в толмачи из новокрещеных один человек. А с Камчатки де с показанного числа ходили на море августа по 22 число. И закормовою де скудостию и за великою личию бота "Гаврила" против поданного доношения морских обывателей, возвратились на Камчатку.

И пришли (с. 267) в Камчацкое устье сентебря 27-го дня. А в каких местах и коликое число островов видели, и на которые въезжали, и на тех островах какие имеютца люди, и обо всем показанном людском походе в посланную репорте в Анадырской острог х капитану {что ныне майором} господину Павлуцкому оного же [1]732 году декабря 19 дня репортованo чрез нарочно посланного служилого Ивана Салдатова. Тако же по издержанных в морском тракте приписах. И оному их тректу как с Камчацкого устья до островов, так и по возвращении до Камчатки.

И отече бота "Гавриила" при том репорте прислан лахбух, которой де писали они Гвоздев и Федоров обще, а в том лахбухе написано: "Августа де 22-го числа по полуночи в 12-м часу с острова приезжал к ним иноземец чукча в ветке, по их званию, в кухте. И спрашивал де оной Гвоздев у него чрез толмача новокрещена Егора Буслаева: Какой народ на болшем острову живет? И оной де иноземец чукча сказывал чрез толмача, что на оном острову живут чукчи же. И что Скмон де то Чукоцкой Нос. Да спрашивал же де он у оного чукчи чрез толмача: Что на Болшем острову имеетца? Какие звери и леса? И оной де чукча сказал: "Есть де на оном острову лисицы и куницы, и леса."

Да в сказке же помянутого ссылного Скурихина между прочим показано: "В прошлом де 1732-м году летним временем, а в котором месяце и числе, сказать не упомнит, на морском боте "Гаврииле" геодезист Гвоздев, подштурман Федоров отправились с Камчатки в морской поход. В котором де походе и он, Скурихин, был. И вышел из устья реки Камчатки, пошли в левую сторону, имея Камчацкой земли берег в виду, и шли до устья реки Анадыра недели з две, а между камчатским и анадырским устьями, будучи в том (с. 268) походе, видели де в море в правой стороне два острова, расстояние же от них ходу в верстах полуторы или в двух, величиною те острова, на прямик верст три, а лесов де других, кроме сланцов, на тех островах не усмотрили, и никого людей наших видеть не могли. И на оных де островах из их з бота "Гавриила" никто тогда не были. А от анадырского де устья, путь свой имели прямо в море, в восточную сторону. И шед дней с пять с пособным ветром, увидели пути своего мало в левои стороне землю и на день де быть какому острову, пошли прямо к той земле, и не дошед до нее вполу версте разсмотрили, что не остров, но земля великия, берег желтого песку, жилья юртами по берегу, и народу ходящаго по той земли множество, лес на той земле великой лиственичной, ельник и тополиник. И пошли де пако, ни у землю в левую сторону, шли дней с пять, аднако же де конца той земли не дошли, и усмотрить не могли. И поворотили назад, затем что де мътником лота стало сказатца глубина воды не доволния.

И по возвратие де за тихою погодою остановились. И со оной земли один человек нагой приплыл к ним на пузыре и спрашивал чрез бывшаго с ними на боту толмача служилого, а имяни и прозвища не упомнит, что от куду они на том судне и куди идут, которому де они з бота ответствовали, что заблудились в море, и ищуть Камчатку. И той де иноземец спрашивал же, много ли их на том боту людей, которому ответствовали де, что люди будто з голоду померли. А в то де время люди были схоронены в судне. И оной де иноземец указывал им сторону, где искать Камчатку, откуда они и в поход пошли, и звал де их на свою землю, обещая (с.269) имь дать корму доволно. A когда де помянутой иноземец приплыл к ним, имел с ними разговор, тогда ево к себе на судно звали, толко де он к ним в близости не плыл.

Потом де вскоре началась их назад х Камчатке ходу способная погода, и они де пошли подле тояже земли и шли подле ее дней с пять, которую де оставя назаде, стали путь свой иметь в правую сторону х Камчатке. И пришед из вышеписанных дву островох, которые ими во время их вперед ходу видим были к одному острову, стали на якорь. Из бота на шлюпке выезжали на той остров, геодезист Гвоздев с матрозом и со служивыми людьми, и с того острова возвратились на судно. А как де они Гвоздев с товарыщи на помянутой шлюпке с острова отвалили к боту, то де явилось вдруг на берегу острова болши ста человек и стреляли вслед за ними множеством из луков стрел, однако ж де никого не вредили, а как де со шлюпки из ружья выпалили, то де же иноземцы, увидя огнь, разбежались по острову врознь.

A по отбытии де их от того острова спустя несколько дней, бывшею великою погодою на онем боте мачту сломило, и с великим трудом чрез некоторое время пришли в Камчацкое устье, а подлинно месяца не упометуеть. A помянутой геодезист Гвоздев на данном ему и с канцеляристом Охоцкого порта ордир репортом между прочим объявил: по присланным де к нему Гвоздеву и подштурману Федоров от помянутого господина майора Павлуцкого ордиром.

Ходили они с Камчатки июля 23 дня [1]732 году. И с ними де ходило матросов четыре, мореход один, служилые тритцать два человека, толмач один. И обошли де Камчацкой Нос июля 27-го дня, а к Анадырскому (с.270) Носу пришли августа 3 числа, и от Анадырского де Носу пошли для взыскания островов.

И когда господин капитан камандор Беринг был в своем вояже, и при нем де во оном вояже был показанной мореход Кондратей Мошков, и видели остров, и пошли де они до того острова сыскивать, и пришли к Чюкоцкому Носу к южной стороне, и стали на якорь от земли верст за три. Стал быть штиль, и поиде Гвоздев на берег, выездил на шлюпке для осмотру берегу и для взятья пресной воды. И пригребли де к берегу, и увидели малую речку, и во оную речку вошли шлюпкою, и вышли на землю, и оное де место пустое, толко де ходят подле оной речки алеин ста с полтора или более, и людей у оных аленей не было, и с которых аленей застрелил два аленя для пропитания служилых. Служилой Ефимь Пермяков которыя аленей взяли на шлюпку да воды. И увидели де двух человек на каменю, и стали их к себе кликать, и оные, услыша их голос, ушли за камень, а они шлюпкою из речки вышли и пригребли на бот благополучно.

Августа де 6 числа приезжали чукчи в двух байдарках из других падей, и в разстоянии были от боту в версте, и смотрели с полчаса, а разговору де от них никакова не имелося. К боту де толмач призывал, токмо де от них ответу никакова за далностью не слыхал. Подъехали де прямо боту на землю июля де дня 7 числа, с матросом Петровым и со служивыми восемью человеками, ездели на шлюпке в то место, откуда оные чукчи байдарками приезжали для осмотру жилья их. И осмотрели две юрты пустые деланы в земле, ис китовой кости старые, и разрыли, и по осмотру возвратились назад г боту, погребли от того места версты с две.

(с. 271) И увидели на берегу двух человек, и они де увидя их з берегу побежали на камень, и он, Гвоздев, шлюпкою к боту пригреб благополучно. Августа де с 5-го числа по 8 число лежали на якоре, во все оные числа был штиль. 8 числа стал быть ветр благополучной по полуночи в 4-м часу, то пошли де по показанию морехода Мошкова для взыскания острова. Августа 13 числа по полуночи в 3-ем часу стали на якорь. Стал быть штиль. И осмотрели де на берегу юрты, и поехали они на шлюпке с матрозом Леонтьем Петровым и со служилыми, и стали подъезжать к юртам, и от юрт де з берегу погребли три байдарки от них вперед подле берег, и они де, Гвоздев с товарыщи, погребли ко оным юртам и вышли на берег, и осмотрели оные юрты числом шесть юрт, в земле деревяни. И увидели они, что одна байдара гребеть назать к ним, и они де, Гвоздев со товарыщи, за малулюдством от юрть погребли возвратно к боту. И пришед на боту взял с собою служилых дватцать человек, и погребли ко оным юртам вторично, и пригребли к юртам и вышли на берег, а чукчи от тех юрт отошли на камень против юрт. И толко де их на каменю казалося шесть человек, а другие ушли байдарами. И он посылал к ним служилого Петра Куклина с толмачем для призыву в подданство, под Ея Императорского Величества Самодержавную руку к ясашному платежу. И оные чукчи сказали: "Мы де ясаку не знаем, и не платим, и не промышляем."

Августа 15 числа по полуночи в начале 11 часа стал быть ветр благополучной, то пошли де в путь августа де 17 числа по полудни, и в 7-м часу осмотрели остров, ветр был им противен. (с.272) И для противного ветру лаверили того же числа по полуночи в 3-м часу. Стал быть штиль, и увидели на Чукоцком Носу юрты, и ко оным юртам на шлюпке поехал он, смотровой Петровых да со служилыми десятью человеками, и стали пригребать блиско берегу, и чукчи де от юрт своих отошли не далеко на утес. И оной де Гвоздев с товарыщи к утесу к ним пригребли, а чукчи де поют согласно, и один у них прыгаеть и скачеть.

И Гвоздев де с товарыщи, посмотря на них, возвратились к боту. А переговариватьца де с ними за дальностию не слышить. И оные де чукчи в двух байдарах за ними погребли, и нагребли наших, но токмо не близко подъезжають, в каждой баидаре по двадцати человек. И посмотря их, возвращались назать. А чрез де толмача у них спрашивал: "Какой народ живеть на острову?" И они на то ничего не сказали. А про себя сказали, что чукчи зубанные, а о земле де сказывали, где у них юрты самой Чукоцкой Нос, и пригребли к боту, стиль быть, благополучной ветр.

То де они пошли к острову, и пришли против острова северного конца, и сели в шлюбку помянутый матроз да служилые десять человекь и погребли они к острову. И когда стали пригребать во близости острова, увидели юрты и стали пригребать блиско юрт и с утесу стали из луков стрелять. И оные де Гвоздев с товарыщи против их, противления выстрелили ис трех фузей. И велел толмачу спрашивать об них: какой народ? И они де о себе сказали, что чукчи, а родники де их пошли с аленными чукчами против капитана битца. И там де всех побили. A про Болшую землю спрашивали, и они де на то ничего не сказывали. А какой народ живет? Про то сказали их же де чукчи и тамо де у них болшие чукчи и от юрт своих ушли, и оставили (с.273) юрты пустые. И он, Гвоздев, со служилыми людьми, вышед на берег, пришли к юртам. И толко де имеетца две юрты в земле деревянные, лес еловой и сосновой. И с того де острова видели и Болшую землю, и погребли к боту. И пришед к боту, и пошли подле оного же острова к южному концу, и увидели юрты, и стали на якорь.

И он де Гвоздев на шлюбке и на байдарах с Макаровым, Петровым и со служилыми дватцатью однем человеком пригребли к берегу против юрт, и тут имелось юрт блиско дватцати. И чюкчи де от юрт крычали, что б они на берег не выходили, а у толмача де голос осип и для переговоров говорит в далности с ними голос не доносился , и оной де толмачь был в байдаре. И байдарою пристали к берегу, и толмачь де вышел на берег, и к нему де от юрть сошел один чукча на берег, у которого оной толмачь спрашивал про Болшую землю, какие на ней живуть народы? И оной де чукча оному толмачу нечего не сказал. Также и по силе данного от майора Павлуцкого ордера, призывали ево, чукчу и родников ево под высоко Самодержавную Ея Императорского Величества руку и в ясашной платеж. И они де на то сказали, что де мы ясаку на знаем, и не плачивали. И видя их, чукочь, многолукавство, возвратились на бот. А остров в длину версты на полтретьи, в ширину на версту.

Августа де 20, по полуночи в 1-м часу, подняли якорь и пошли в путь свой. 7-го часу по полуночи стал быть штиль и стали на якорь против второго острова, и между первым и вторым островом расстоянием версты с полторы, увидели остров не болшей, первого острова менше, и на оной де остров посылан был служилой Ефим Пермяков в девяти человеках, и при нем толмач на байдаре для проведывания что есть ли на нем народ какой? И оной де (с.274) Пермяков, возвратясь от оного острова, сказал, что де на том острову живут люди, и как де стали ко острову приезжать, и чукчи де стали по них из луков стрелять, и затем на берег не выходили.

Августа де 21 дня по полудни в 3-м часу стал быть ветрь пособной, и пошли к Болшей земле, и пришли ко оной земли, и стали на якорь от земли в верстах четырех. И стала де быть вахта подштурманова, и онои де подштурман собою поднял якорь на своей вахте без общаго согласия. И пошел подле земли к южному концу, от южного конца к западной стороне, видели юрты жилыя версты на полторы. И ко оным де юртам за ветром блиско подойтить было нельзя. И пошли подле земли по южную сторону. И стало де быть мелкое место, бросили лот, глубины семь и шесть сажен, и с того места возвратились назад, и стали лаверить подле Болшея земли, чтоб к земле подотить, и стал де быть ветр велик от земли противной. И сказал подштурман, что надлежить им итить и держать курш зюйд-вест, и от оной Болшей земли таким великим ветром отнесло, а ветр де был норд-нордвест.

А с четвертого де острова пригреб к боту чукча в малом ялыче, по их называетца "кухта," а от боту был в расстоянии сажен в шести. И он де, Гвоздев, ево чрез толмача спрашивал о Болшей земли, какая земля и какие на ней живут люди, и есть ли лес, так же и реки, и какой зверь? Той де чукча сказывал толмачу: И называл Болшей землей, и на ней де живуть их же чукчи, и лес де имеетца, так же и реки, а про зверей сказывал, что имеетца алень дикой, куницы и лисицы, и бобры решные. А сам де он, чукча, погреб на свой же остров, а оной де остров маленкой видом, кругом в ширину и в длину по четыре версты, а у Чукотцкого Носу так же и на первом и на втором острову никакого лесу не имеетца, (с.275) а реки де и озера имеютца ль? И про то имь Гвоздеву с товарыщи знать было невозможно, понеже де по тем островам вдаль по земле не ходили, а на Болшую землю они не выходили, и леса какие имеютца ль, тако же и реки, того за далностию видеть было навозможно.

И о вышеписанном о всем в Ыркуцкую правинцыальную канцелярию от канцелярии Охоцкого порта репортовано и притом репортовано де учинися означенным Гвоздевым при отдании вышеупоминаемого офицера о подании ему в канцелярию Охоцкого порта о островох, о Болшей земле репорта. И злости, и с упрямства х команде противности, и при том со всего дела послан был экстракт, на которой репорт минувшего 1742-году июля 6 дня прислан из Иркуцкой правинцыальной канцелярии Ея Императорского Величества Указ, по которому велено, чтоб в противностях геодезиста Гвоздева поступать с ним, яко командир, по указом и по регламентом во всем непременно.

А о островах и о Болшей земле которые показаны в экстракте, воизметь Камчацкой экспедицыи з господином капитаном командором Берингом и с прочими будущими в морском вояже афицеры сношению. И ежели по сношению об оных островах и о Болшей земле в канцелярию Охоцкого порта получитца подлинное известие, то в Ыркуцкую правительственную канцелярию писать немедленно, а еже ли тыя чаяния об оных островах и о Болшей земле подлинное известие в канцелярию Охоцкого порта не получитца, то зделавь способные суда, где к...ке по-здешнему усмотрению способно, и отправить для изыскания такого подлинного известия и описания тех островов и Болшей земли, и прочего кого, пристоино снабдя обстоятельною инструкцыею по здешным обращеннем, (с.276) к лутчему Ея Императорского Величества интересу и получа об оном подлинное известие и учиня карту, прислать в Ыркуцкую провинцыальную канцелярию для репортования куда надлежит немедленно ж.

А поне же вышепомянутой геодезист Гвоздев в прошлом 1741-м году июля 14 дня по требованию вашему от канцелярии Охоцкого порта один в команду вашу для поездки от Охоцка Пенжинским моремь или каким путем удобнее до Уди реки, а от оной сколко возможность допустить к реке всу годе (?) даже и до устья реки Амуру, для осмотру и описания мест, которой повяще вами в морской вояжь.

В минувшем 1742-м году, в сентебре месяцеь прибыл на дубель шлюпке с мичманом Шхелтингом и обретался здесь в команде ево, которого Гвоздева.

Сего 1743 году февраля 21 дня посланною Промеморию Канцелярия Охоцкого порта от оного мичмана Шхелтенга требовалаь, чтоб он прислан был в команду Охоцкого порта, дабы впредь во исправлении по ево должности Ея Императорского Величества деля за неимением геодезиста остановки не было, но токмо по тому требованью он, Гвоздев, в команду Охоцкого порта не прислан, а ответствовано о нем от оного мичмана того же февраля 24 дня Промемориею, понеже де он, Гвоздев, определен в команду ево мичмана в [1]741-м году, при ордере для исправления положенных на него должностей, которые де и ныне исправляет, да и в Якуцке исправлять будет же.

А по ордиру де вашего высокоблагородия велено ему, мичману, ехать в Якуцк, взяв с собою имянно оного Гвоздева. И того де ради без повелительного ордера оного Гвоздева послать не возможно. A сего 1743 году марта 6 дня, при указе Ея Императорского Величества из Иркуцкой провинцыальной канцелярии прислана в канцелярию (с.277) Охоцкого порта для исполнения копия с указу Ея Императорского Величества из Сибирского Приказу, присланного во оную провинцыальную канцелярию, по которому, между прочим, велено по Всемилостивейшему Ея Императорского Величества именному указу выше помянутому геодезисту Гвоздеву в показании х команде противности и в прочем вину отпустить, ко взыскании островов и Болшей земли, и из Иркуцкой правинцыальной канцелярии в Охоцке подтвердить еще указом.

И что чинится будет, о том в Сибирской приказ писать. И ежели подлинное известие получено и карта прислана будет, то со оных скопировать в два ряда, прислать в Сибирской приказ. Того ради сея Промемория требуетца, чтоб вы благоволили в канцелярию Охоцкого порта сообщение подлинное известне в бытность вашу в морском вояже, был ли случай на помянутых островах и на Болшей земле быть вам самим, или в каманде вашей афицером, или чрез кого не известили ли подлинно о тех островах и о Болшей земле с Камчатки или от чукоцкого жилища и от Анадырска сколь далеко имеютца?

И откуда и каким благонадежным путем пришли к ним, и какие способы на то употребить можно и растояние как острова так и земля сколь велики? И какие при том леса, и прочие места, и угодья, и гавани имеютца? И какие на тех островах и Болшей земле люди званием жительство имееть, и сколко оные люди и кого над собою владетеля имеют, одново ли или разные? И оные владетели самовластны ли, или дань кому платят, и чем? И языки их сходны ли с чюкоцкими или з другими какими в здешней стороне жительствующими иноземцами? Или особливой их язык? И чем оныи питаютца? Да на тех же островах и Болшей земле у наличествующих народов пахотные земли имеютца ли, или так, (с.278) как и кочевные коряки, от звериного или рыбного промыслу питаютца, и какими заводами оные промышляют, и какую веру содержат, и не имеют ли с чукчами какого свойства, и прочаго согласия, и не помогают ли им в походах и в побитии подданных Ея Императорского Величества ясашных коряков, и руских людей, и оные живущие на островах и на Болшей земле люди? Kакую имеют грамоту и платье какое носят? И денги какие имеють ли? И за Болшей землею нет ли каких земель и островов с людьми, о которых здесь неизвестно? И на оных какие де имеютца народы, и под чьею державою, и под которыми градусами все вышеписанные острова и Болшая земля состоят? И не имеетца ли на оных руды золотой и сребряной, и другой какой? Дабы о всем вышеписанном канцелярия Охоцкого порта получа подлинное известие могла куда надлежит обстоятельно репортовать.

А помянутого геодезиста благоволите прислать в каманду Охоцкого порта, понеже он, Гвоздев, на помянутых островах и у Болшей земли был, и ежели впредь туда посылан будеть, надлежит послать ево, Гвоздева. И о вышеписанном ваше высокоблагородие благоволение учинить по Ея Императорского Величества указом.

На подлинной промемории пишет тако: пример майор Афанасий Зыбнин, за подканцеляриста копеист Андрей Верхомудров.

Апреля 20-го дня
1743 году.