Russian Discovery

Complaints of the Natives of the Unalaska District | Жалобы коренных жителей Уналашки.



Complaints of the Natives of the Unalaska District
Yudin Collection.

Жалобы коренных жителей Уналашки
Коллекция Юдина.

Despite the intentions of Grigorii Shelikhov to create favorable relations between the Russian promyshlenniki and the native population of the Aleutian Islands, many of his fellow colonists became known for their brutality and coercive methods. The "Complaints of the Natives of the Unalaska District," compiled between 1789 and 1790 for Russian government inspectors, vividly depicts the forced labor, severe punishments, starvation, seizure of women, and plunder to which the Aleut people were subjected.

Жалобы коренного населения Аляски.
Аляска. 1789 г., июня - 1790 г., июля 4.

II-23
[1789]
КОПИИ

1-я 1789 года июня 7:30 дня острова Уналашки жила седанаиче жители алеуты Тоен Алганалинаг, по российски Михаило с товарищи, чрез толмачей алеута Сагуях рускими назывался прежде Мартышка, а по крещении Ивана Чулошникова и женщину Аншиесс, названную рускими Матриошка, а по крещении Акулину, были допрашиваны о причиняет к ним бывшими на компанейских судах промышленными и их передовчиками, показали против донесения сержантом Буйловым в журнале, что во время зимовки компаниями судов, на котором штурман Очередин, и судно тулскаго оружеиника Орехова при штурманском ученике Измайлове и байдарщике Гоголеве, когда того судна передовчно Луканин на островах Унихак и Саннахе находился, была действително им, переводчиком Луканиным и между Очерединым с Полутовым ссора в разделении мост для промыслу, и алеут, каждому к себе в работы. И по усилчивости Очерединым и Полутовым захвачено было силною рукою, как несть равно алеут и девок сколко им было надобно. И во время зимовки в силные ветры посылали 3-ех промысловых алеуть, от чего потонуло седаниина сила один, бобровскаго жила один, кунгинскаго один, итого три человека.

По отбытии с Уналашки к Алексе взяты были Очерединым и Полутовым силною рукою со всех острожков и селениев промышленных алеут с женами более ста человек. Обобрав от оставшихся на островах байдарки, стрелки, парки и харчевые припасы и оставляли их взятых на островах Саннах, Унгу, Унимак и Кадияк, и с тех возвратились самое малое число, и те что у коих жены; а протчие по бытию там в четыре года померли с голоду и малая часть из них женатых оставлены на островахь Саннахе и Алексе. Те осталныя жители от развозу промышленных мужиковь байдарокь и парокь, остались толко пристарелыя, малолетныя и по большей части женскаго полу, притерпевая великой голод от собору припасаемаго корму, котораго за погодами упромыслить более невозможно было, бросались слайды вновь и напоследок померли все с голоду, от чего сии селения опустошились.

И по бытию их компании на Уналашке по артелям принужденно заставляли алеуть ловить сивучей, от коих мясо, кишки клавтаки половину обирают в компанию, а горло кои употребляютца на обувь, берут все все компанию, кои после выдает тем за излов бобров, и как той компании байдарщик Пшеничной постъпал с островитянами, тиранско захватил силною рукою алеутских девок и жен держал для блуда, сек их лямками, и бил палками немилосердно, ис числа их и ево артелными держанныхь, угамацких двух женщин, акутанских двух алеут и жила бобровскаго, а двух же алеут засекли, тираня, до смерти. А, сверх того, акутинских, кигалских, унимацких, акунских и ссила Плашки алеуть девок шеснадцать человек уморил с голоду. Байдарщиком Лазаревым от острова Кигалги и острова Уналашки до Микушинскаго селения у промышляемой алеутами корм многократно был обиран, и напоследок, когда время промыслу кончилось, в поздное осеннее время был обран. Так что после того островные более промыслы за поздным // временем и продолжающимися внове ветрами островные более промыслы не могли, и от того в два месяца померло с голоду в сих ограбленных селениях мужеска и женска полу, более трехь сот человекь.

Той же компании Полутова и Панкова посылаемой промышленной Иван Тарасов, названной в компании Шараныга, силным образом от алеут всякие вещи, и савтани, а у женщинь изь шкателей или мешков бисер, которой и протчее без всякой зато заплаты. На Бобровской жилы работными Поповым и другими поступано было с тутошными жителями, ицевками, как байдарщик Пшеничной со своею артелью производил, и что тираня женской пол, прикололи всехь девокь копьями без остатку, а из мущин двух алеут. Работным Иваном Брюхановым макуш таковые же производимы поступки грабительства, битье, конь алеуть копьем заколоть.

После того были на островах Уналашке промышленные суда переводчики грек Деларов, Черепанов, Нагаев, и Ореховской компании переводчик Шишаев с штурманом Потапом Зайковым. И приставал нинадолго компанейщик Шелехов, отправился того же лета а деларах перезимовав и взяв кигалганских, униманскихь, аляксинских лутчих мужиков, отправился тож на остров Кадияк, а Ореховскаго судна Шишаевым и Закавым сколко было захвачено алеут, содержано здесь и увезено с собою, мужеска до тритцати, а женска полу до дватцать человек, кои и по сие время не возвращеных. А Черепанов и Нагаев остались на тех островах.

Ныне жь здесь находящияся компании Черепановская и Назаевская, хотя такого безчеловечия, тиранства и смертоубивства (каковы выше сего прописаны) не производять, но одержать нас, захватя сколко мог, против воли нашей употребляють в промысел зверей, в приуготовление кормов и без всякой платы. Получаем мы оть компании Черепановской за одного бобра изловленнаго нами котел или рубаху - фанзову или дабову, или ножик, или платок, или струх для делания стрелокь, или коголков по десяти нитокь, или табаком по пяти, по шести, случается и по десяти листов за бобра, с придачею х каждой вещи за бобра даваямой горст бисеру, и что сею компаниею в разсуждении содержания нас отягощены, как нагаевской, а особливо мореходомь Мухоплевым.

2-я. Между сими двумя компаниями разность та, чтоб Черепановской компании когда посылам с чемы в промысел бобров, то хотя и не изловим, дается нам по несколько бисеру и в касорах сии содержится, дается имь по крайней мере хотя нашего жь промыслу сей компании с уменьшением, в касорах держанным им никакова платья не дается, так что завсегда водять и в промысель рыбной и протчей посылають нагих и от весьма ходова содержания, и поступокь многие бежали ис той Компании и предались в Черепановскую компанию, чтоб они их подо свою защиту и не давали бы более претерпевать им несносную жизнь.

Не менее тово должны мы сносить отьнятие наших девокь, жень, дочерей и сестер генерално всеми компаниями, кроме одной Панова, котораго // в разсуждении прежде и после бывших у наших островов компании находилась добропорядочно, видя содержания техь девокь и безчеловечные с ними поступки, не толко имь не можемь препятсвовать, но и ни в чемь противуречить не смеем. Зная довольно зверский техь промышленных нравы, и принуждены притерпевать (но и ни в чемь) и боятся того поступка с нами было прежде в бытность переводчика Соловья, которой острова Уналашку, Саннах, Акун, Акутан, Асутан, Кигингу -- все начисто опустошиль, и мужескь поль перестреляль из ружей. И не довольно того: напоследок, ругаясь, постановя мужчин рядом несколко человек, пробовал винтовки, сколко одной пулей из винтовки убить может. И так, хотя всякой компании жестокость поступокь с нами от промышленных известно, и о появления бывшаго здесь за зборомь ясака сержанта Буйлова, якобы такие поступки промышленных оть главнаго правительства возбранены, и обнадежил он нас, что по прибытии ево в Руское место впредь нань оть промышленных таковых поступокь не будеть. Но мы и по сие время облехчения себе никакова не видимь.

А как теперь узнали, что судно прибывшее сюда не компанейское, а посланное от Российской государыни и командировь более, нежели на компанейских судахь передовчики и мореходы, коих щитали мы за великих господь, как по строгости в поступкахь, так и потому что они сами о себе объявляли. Якобы более ихь, командиров нет. Видахь теперь байдарщики и промышленные против вас покорность, не сомневаемса более объявить о причиняемыя оть промышленных и компанейщиков обидах, и при том просить от них защиты.

С череневым допросомь свидетельствоваль в секретарской должности коллежской регистратор Гаврило Ермилин.

1790-го года июня 25-го дня при острове Нагаях прибывшей на байдарке промышленной иркутский мещанин Егор Пуртовь судна купцов Курскаго, Голикова и Рылскаго Шелехова спрашиван и показал, что при взятии острова Кадьяка он не находился, а пришел по отходу того Шелехова, а в бытность грека Деларова на сей остров и Болшей ничего об обстоятельствах той кумпании показать не можеть, кроме какь находящейся при томь острове островитяна употребляются для промыслу зверей по наряду компании нашей началниковь, за уловь же оных платится изь нижесказанных вещей по рубахе или камлее или другими какими вещми. По слухомь же дошедшимь до нас, что он, Шелехов, главному правительству показал якобы, на завладевших им островах найдено жителей до двадцати тысящь, и якобы действительно им приведено в платежь ясака до пяти сот человекь техь островитянь, и якобы изь россиан по самопроизволному желанию поселится желають на сихь островахь и остатся на вечное житие почти все. На сие дошедшей до нас слух не толко несправедливь, но еще // нас желания, поелику островитянь по всемь окресть лежащим островамь не найдется более как до трехь тысячь человекь, а ясашно плательщиков не более пятидесяти.

А поселится в здешних местах желающих из росиан разве кто можеть, а то обженившейся на здешних островах, и приживь детей с здешними женщинами, а о действителности моево доказания во-первых о числе островитянь показать можеть бывшей на судне купца Лебедева Ласточкина мореходь подштурмань Гаврило Прибылов, которой мог видеть из ево посланнаго журнала конечной по бытности вь Охотске донести не оставиль, во-вторых же, вся компании выше сказаннаго Шелехова находящияся промышленныя кои как, и я, находясь у него, получаем всякую вещь за четверную противь города Охотска цену. И справедливее сказать почему темь компанейщикомь или ево повереннымь поставлено будеть, почему приходимь мы в неоплатные долги, а возвратится оть селе прежде окончания компании никакова способу не имеемь. Сие предвидя, компанейщик нашь Шелеховь сказаль, что все мы останемся на семь острове навечно. И как я по присяжной должности могу сказать, что сие принужденное нас здесь держание простиралось толко до ожидаемой сказенной стороны морской секретной экспедиции, теперь же естли судномь симь в гаване будите и подробно всех допросите, и одною держите независимостию нашего не толко, все согласны будут, возвратится кь Российскимь пристанямь, но естли по приходе вашем к Кадьяку никакова обнадеживания от вас обещано не будеть, то решились мы единогласно возвратится, противь усилчивости тех компанейщиковь на судахь, к Российскимь берегамь, где являсь объявить должны обо всемь в подробности, в протчемь же, ясняя обо всемь, как-то во взятии островитян в свою зависимость, такь и о зарплате имь за нарядь и за уловь промысла равно ко всемь могуть показать началники наши передовщики и байдарщики. A я в семь показании моемь объясниль сущую правду, о числе сказанныхь приведенныхь имь вь ясакь островитянь пятисоть человекь я совершенно показать не могу, а толко о зборе ясака с пятидесяти человекь утверждаю, в чемь и подписуюсь.

На подлинномь подписаль к сему допросу иркутской мещанин Егор Пуртов.

Подписуюсь, с подлинным сверял коллежской регистратор Гаврило Ермилов.

1790-го года, июля 1-го дня на острове Кадьяк штурман унтер афицерскаго чина Герасим Грогорьев сынь Измайловь против донесения подлекаря Брютюкова спрашиван и показаль, по приходе Шелеховымь на здешние острова уполномочил и власти о себе, что онь островитянь и верноподданных российскихь казнить и весить может не объявляясь, и онь, Измайловь, не слыхал и не знаеть, привезл на Кодьяке островитянь, когда они не согласились дать аманат побито Шелеховымь с российскими работными островитян примерно обоего пола оть полутора до двухь соть человек, а уповательно, что многие из них оть страху бросились сами с кекура в воду и на байдары, и тожь тонули. Что узнали мы, когда из моря после на берег их выкидывало. Российских же при сем сражении ранено шесть человек, в плень обоего пола всято нами от двух и от трех соть человекь, и ис числа техь приказаниемь Шелехова атобрано было оть протчихь пристарелься мужескаго полу человекь оть шести до десяти, а совершенно упомнить не могу, кои отведены были на тундру и переколоты копьями. А оставшихся людей держали в гавани месяца полтора, и были одарены некоторые из них разными подарками.

И выбрань тем Шелеховым быль из них одинь тоень, которой противу прочих более был одарен, и все женщины и малолетные препоручены были в ево присмотр. И когда начали приезжать кь женщинам мужья, а к малолетним отцы и родственники, то каждому своихь тоть Шелеховь возвращаль, на последокь и остальных распустиль на волю.

Когда посылали для сыску жителей островитянь в пяти байдарахь, когда при нападении островитянь ранено россиских пять человекь, а с их стороны убито (как о том узнали после) двенатцать человекь. При обратном следовании теми байдарами к гавани найдены были прежде видевши мя со мною подаренные два человека островитянь, коим даваны были для отвозу к Шелехову писма, но они взяв оные и отдавь тому Шелехову, получили от него другие тожь для отвозу ко мне. Но те письма держали у себя, зделавь преждее на те байдары (при которых я, Измайлов, был начальником) нападение, и были в числе бунтующих. Но как удачи им тогда не было, то явясь сами и письма посланные ко мне привезли, кои два человека и взяты мною и привезены в гавань, а что они ли сечены Шелеховым или другие шомпулами китовых усов, и что одного застрелил Шелехов ис пистолета, а другаго приказаль заколоть копьемь, то действительно не тех, ибо ныне одинь находится в живых на острове Кадьяк, и сын его в школе. А был стрелен тем Шелеховым из пистолета один человекь, которой после доколот копьем-то, за какое преступление не знаю, толко не в то время, а в то время стреляннаго и колотаго не было, в небытность же мою, как приезжали с других островов два человека под видом якобы присыланы были оть своих тоенов для свидания с россиискими, чтоб иметь с ними дружелюбие и торг, и после, когда обличились они, что оболгали тогда найденных тоенами двухь человек по приказанию того Шелехова, я хотя и договаривался, но и с подобострастию яко подчиненной, принуждень исполнить спаря на одинь выстрель изь штуцара обоих застрелил самим же Шелеховым. О застреленных из винтовки тожь спаря двух человек я не слыхал, и не знаю, может что разве произходило, сие не в бытность мою, а толко слышел после об отсечении головы одному человеку, но кем и за что имянно не знаю. За убитье же посланных на фогнах и шуях двухь человекь российскихь (кои были посланы с разными товарами для торговли и отданы на руки тоену) посыланы действительно были Шелеховым на те острова для истребления жителей три байдары до пятидесяти человекь под предводителством переводчика Константина Самойлова (которой 1788-го года помре) // и промышленнаго Василья Малахова, а что действительно ль то истребление островитянь на тех островах учинено, о том за отбытием моимь тои же весны с темь Шелеховымь во Охотскь на судне "Трехь Святителей" знать и показать не могу, а слышель по возврате сюда на Кадьяк обратно оть того Самойлова, что кои имь найдены были на островах начинщики и соучастники смертоубиства, те жители были истреблены, а российские в сей посылки бывшие возвратились все обратно, и что я по сему допросу за долгопрошествие времяни запомниль то, ссылаясь на поданной оть меня во Охотское областное правление в 1787 году журнал, в коемь все произшествии ознечены в подробности, в семь же моемь допросе показаль чистую правду и ничего не утаиль, в чемь и подписуюсь.

На подлином подписал: К сему допросу штурман Герасим Измайлов со слов и показания писал подписавшагося штурмана Измайлова. В секретарской должности губернаторской регистратор Василей Дьяконов. Свидетель священник Василий Сивцов.

Сей допрос писаль в свидетельтве моемь, флота капитань втораго ранга Роберть Галл, с подлинным сверяль коллежской регистратор Гаврило Ермолов.

4-я. 1790-го года июля 4 числа на острове Кадьяк компании купцов Голикова и Шелехова прикащикь города Томска мещанинь Василей Петровь сын Меркульев в силу повеления даннаго от начальника экспедиции флота г-на капитана втораго ранга Иосифа Иосифовича Биллингс. Флота копитан же втораго ранга Сарычеву против прописаннаго как известно тому началнику оть повстречавшагося судномь посланнаго оть грека Деларова работнаго Пуртова, которой с товарищемь своимь отъправлень быль с островитянами на двести байдарах и от здешних кодьякских жителей уведомлен он, что послано темь же грекомь Деларовым в промысел островитянь всего до шестисот байдарок. И как в силу имяннаго Ея Императорскаго Величества Указа, даннаго ему повеления нужно ему знать, точно ль таковыя нарядные посылки островитянами производятся, или самопроизволно они на тоть промысель выезжают, и за промысель ихь и труды производится ли имь какая плата, спрашивань. И показаль, что об отправлении повстречавшагося работнаго Пуртова с островитянами онь неизвестен. Kак о наряде техь островитянь? Словом сказать, о всемь произвождении компанейском онь ничего не знаеть и ни во что не вступался и не вступается, а может показать обо всемь подробно и ясно главной правитель, находящийся здесь грекь Евстрать Деларовь, и я, Меркульев, в сем моем допросе ничего не утаиль, и показаль самую сущую правду. Подлинной подписаль, и к сему допросу томской мещанин Василей Меркульев подписуюсь, с подлинным сверял коллежской регистратор Гаврило Ермилов.

1790-го года июля 9-го числа при острове Кадиякь находящиеся при компании Голикова и Шелехова штурман Герасимь Измайлов, флота капитань втораго ранга Гаврилым Сарычевым противо даннаго ему, г-ну Сарычеву, от началника экспедиции повеления, в коемь прописано спросить меня и находящагося здесь прикащика о наряде островитян правителемь оть компании грекомь Деларовымь, так как он известно во время следования суда от посланнаго тем Деларовым для промыслу работнаго Пуртова, что он, Пуртов, отправлен был с товарищем своим со островитянами на двустах байдарках. И тожь oт здешних кодиякских жителей уведомился он, началник, послано тем Деларовым со здешняго острова островитян в промысел до шести соть байдарок, то точно ль таковыя нарядныя посылки островитянам производятся, или самопроизволно они на тоть промысел выезжають, и за промысель им производится ль какая плата, спрашиван, и показал, ибо оной Пуртовь показаль, какь отъправлен за промысломь разных зверей, известил ся я от передовщика Деларова, что в двадцати байдарах, а не в двустах стал, а что предводителем Деларовым для промыслу бобров верно посылаемы бывают до шестисоть байдарок в называемую бухту Грозе Флес, а со своих сил для выезду посылается определенной изь гавани один промышленной, с коего сила и сколко байдарок съезд имеют на острове Шуюх, тому же определенному тому промышленному для расплаты состровитянами ис Компании даются бисер, королин, из железа зделанны топорики, в четверть длины, а как они проиводят промысел, при том я не бывал и какое количество не знаю, для постройки новых и поправления старых байдарок, приказание бываеть непременно б были готовы апреля к 15-му числу. С коего числа и отьправляются.

Подлинной подписал: к сему допросу штурман Герасим Измайлов подписуюсь.

С подлинным сверял: коллежской регистратор Гаврило Ермилов.